Информация для специалистов

Клинические исследования

Возможности коррекции астении и тревожно-депрессивных расстройств БАД «Валемидин Плюс» у пациентов трудоспособного возраста.

Бойнова И. В.
ФГБОУ ВПО «НИ МГУ им. Н. П. Огарева», кафедра нервных болезней и психиатрии, г. Саранск

Ключевые слова: астения; тревожно-депрессивные расстройства, госпитальная шкала тревоги и депрессии, нарушения сна, многомерный индекс астении, Валемидин плюс.

Актуальность работы. Проблемы психического здоровья населения вызывают всеобщую озабоченность в мире, поэтому в настоящее время им уделяется большое внимание. Первостепенное медицинское, экономическое и социальное значение имеют астенические состояния и тревожно-депрессивные расстройства, поскольку являются одними из наиболее частых причин психосоциальной дезадаптации, они приводят к нарушениям сна, ухудшают общее состояние человека, снижая его работоспособность и социальное функционирование.

Увеличение частоты указанных нарушений связано с ростом частоты хронических заболеваний в популяции и такими социально-демографическими изменениями, как ухудшение материального обеспечения, возрастающей урбанизацией, миграцией, увеличением плотности населения, высоким уровнем стрессовых состояний и т.д.

По распространенности тревожно-депрессивные расстройства занимают первое место среди психических нарушений [8]. По разным данным, ими страдают до 30% обращающихся в общемедицинские учреждения и 10-20% людей в общей популяции, при этом у 4% из них регистрируются хронические формы [7]. Сопряженная с этими расстройствами утрата трудоспособности и значительные затраты на лечение делают их экономическое бремя весьма ощутимым для бюджета развитых стран [6]. Тревога и депрессия служат важными факторами риска развития различных форм химической зависимости, отяжеляют течение сопутствующих соматических заболеваний, особенно сердечно-сосудистых и сопряжены с повышенной смертностью [1, 9]. Депрессивные нарушения являются главным фактором суицидов, по числу которых наша страна занимает одно из первых мест в мире [5]. Ко всему прочему, они являются причиной психоэмоционального стресса для семьи больного, что в итоге создает серьезные проблемы как здравоохранению, так и обществу в целом.

Ведущими симптомами астении являются снижение физической активности (утомляемость в течение дня с утратой способности к целенаправленному напряжению, повышенная потребность в отдыхе, отсутствие чувства полного восстановления после отдыха), ухудшение умственной активности (снижение концентрации внимания, рассеянность, трудности сосредоточения), эмоциональные симптомы (эмоциональная лабильность, раздражительность, чувство вины) и нарушение цикла «сон-бодрствование» (дневная сонливость и неглубокий прерывистый сон с тревожными сновидениями) [2].

Особенность астении как патологического состояния заключается в том, что она появляется без предварительных усилий или усилия не соответствуют последующему чувству усталости (патологическая усталость) [4].

Причины астении могут быть психогенные (неврастении и расстройства адаптации, в которых объединены невротические и стрессогенно обусловленные астенические расстройства), соматогенные (объединяющие соматогенные и органически обусловленные астенические расстройства, формирование которых связано с соматическими и неврологическими заболеваниями) и интоксикационные. Согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра в настоящее время выделяются: неврастения (F.48), соматогенная астения (F06.6), расстройства адаптации (F.43), соматизированное расстройство (F.45), аутохтонная астения (F.20) [3].

Нарушения качества и количества ночного сна влияет на психоэмоциональное состояние пациента, провоцируя и усугубляя тревожно-депрессивные явления, снижение работоспособности, а также являются причиной утяжеления таких заболеваний, как артериальная гипертония, коронарная недостаточность и др., и, следовательно, являются фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний - инсульта и инфаркта миокарда.

Учитывая вышесказанное, становится понятно, почему тревожно-депрессивные расстройства, как одна их форм аффективных нарушений, и астенические состояния, а также возможность их коррекции, в последнее время привлекают к себе все большее внимание со стороны психиатров и неврологов. Сочетание тревожно-депрессивной симптоматики и астении, относится к числу неблагоприятных факторов, негативно влияющих на психологический статус работающего человека и его трудоспособность в целом.

Традиционно принимаемые в таких случаях транквилизаторы лишь облегчают засыпание, нарушая при этом структуру сна, и вызывают чувство слабости и разбитости наутро. Причем снотворное действие этих препаратов прекращается с приемом последней таблетки. В последнее время все большее предпочтение отдается растительным лекарственным средствам. Особенно это актуально для людей пенсионного возраста, которые зачастую вынуждены принимать одновременно несколько медикаментов.

В конце 2016 года на отечественном рынке появился российский фитопродукт «Валемидин Плюс», выпускаемый ООО «Фармамед», г. Санкт-Петербург. В его состав входят валерианы лекарственной корневища с корнями, мяты перечной листья, пустырника сердечного трава, боярышника кроваво-красного плоды, синюхи голубой трава или корневища с корнями, магния аспарагинат, флавоцен, масло мятное.

Валемидин Плюс представляет собой сироп на ксилите, не содержит спирта, что является важным аргументом в пользу назначения его пациентам с сахарным диабетом и метаболическим синдромом, а также всем тем, кто в течение дня садится за руль автомобиля. Обладает седативным и гипотензивным эффектом, способствует нормализации сердечного ритма.

Цель исследования. Определить возможность коррекции астении, нарушений сна и тревожно-депрессивных расстройств БАД «Валемидин Плюс» у пациентов трудоспособного возраста.

Задачи исследования:

  1. Установить частоту встречаемости и структуру астении, тревожно-депрессивных расстройств и нарушений сна у женщин и мужчин трудоспособного возраста.
  2. Выяснить гендерные и клинико-психологические особенности указанных нарушений.
  3. Оценить эффективность применения БАД «Валемидин Плюс» в коррекции астении, инсомнии и тревожно-депрессивных расстройств у пациентов трудоспособного возраста.

Материалы и методы. В ходе исследования пациентам предлагались к заполнению Шкала многомерного индекса астении MFI – 20 (The Multidimensional Fatigue Inventore (E. Smets, B. Garssen, B. Bonke, J. Haes)), позволяющая получить субъективную количественную оценку общей тяжести астении и ее различных аспектов (общая астения, физическая астения, пониженная активность, снижение мотивации, когнитивная астения). Каждый из пяти субтестов содержит четыре пункта и составлен так, чтобы минимизировать влияние субъективного фактора. Один субтест содержит два пункта, подтверждающих астению и два пункта отрицающих её. Оценка шкалы является суммой баллов отдельных составляющих её и может варьировать от 5 до 25 баллов. Величина более 12 баллов по каждому из субтестов, считается патологическим признаком. Чем выше балл, тем выраженнее явления астении.

Для выявления расстройств цикла «сон-бодрствование» респондентам предлагалась Анкета симптомов нарушения сна (см. таб. 1).

 

Табл. 1. Анкета симптомов нарушения сна

Симптомы +/- Симптомы +/-

Отсутствие сонливости

Окончательное раннее пробуждение

Уменьшение сонливости

Окончательное позднее пробуждение

Избыточная сонливость

Мгновенное пробуждение

Затруднение засыпания

Затрудненное пробуждение

□ 

Ускоренное засыпание

Утрата чувства границы пробуждения


Утрата чувства границы засыпания

Быстрый подъем после пробуждения


Поверхностный сон

Длительное залеживание


Ночные пробуждения

Отсутствие свежести после сна


Зрительные сновидения

Разбитость после сна


Незрительные сновидения

Дневная сонливость


Тревожные сновидения

Послеобеденный сон


Тягостные сновидения

Мысли о невозможности уснуть


Фантастические сновидения

 


Пациент самостоятельно заполняет анкету, выставляя знак отрицания или утверждения напротив каждого высказывания анкеты. Каждый симптом оценивается как самостоятельный. В зависимости от отсутствия или наличия симптомов (и их количества) делается вывод о выраженности нарушений сна.

Также респонденты отвечали на вопросы госпитальной шкалы тревоги и депрессии, разработанной Zigmond A.S. и Snaith R.P. в 1983 г. для выявления и оценки тяжести депрессии и тревоги в условиях общемедицинской практики. Шкала используется как скрининг тест. Является самоопросником (бланк шкалы выдается пациенту для самостоятельного заполнения). Пункты шкалы отобраны из числа наиболее характерных для тревоги и депрессии жалоб и симптомов, при этом исключены те симптомы, которые могли бы быть интерпретированы как проявление соматического заболевания. Для достижения валидных результатов производился контроль того, чтобы испытуемый заполнял анкету самостоятельно, без обсуждения с коллегами, знакомыми и др.; для обеспечения спонтанного ответа устанавливались временные рамки для заполнения шкалы (не более 15 минут).

Ход работы: В шкале имеется 14 утверждений. Нечетные пункты (1, 3, 5, 7, 9, 11 и 13) составляют субшкалу тревоги, а четные (2, 4, 6, 8, 10, 12, 14) – субшкалу депрессии. Каждому утверждению соответствует 4 варианта ответа, отражающие выраженность признака и кодирующиеся по нарастанию тяжести симптомов от 0 (отсутствие) до 3 (максимальная выраженность). Опрашиваемый обводит вариант ответа наиболее точно отражающий его состояние. Итоговая сумма баллов подсчитывается раздельно для субшкалы тревоги и субшкалы депрессии. Выделяют следующие области значений суммарного балла по каждой субшкале: 0-7 баллов – норма; 8-10 баллов – субклинически выраженная тревога/депрессия; клинически выраженная тревога/депрессия.

Те больные, у которых по результатам обследования выявлены астения, нарушения сна и аффективные расстройства, на протяжении 15 дней принимали БАД «Валемидин плюс» по 4 мл 2 раза в день. После курса приёма пациенты повторно отвечали на вопросы Шкалы многомерного индекса астении, госпитальной шкалы тревоги и депрессии и анкеты симптомов нарушения сна. Дополнительно в конце анкетирования задавался вопрос для тех пациентов, которые ранее принимали лекарственный препарат Валемидин (капли для приёма внутрь спиртовые), как они оценивают его эффективность в сравнении с БАД Валемидин Плюс.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие критерии отбора больных: наличие информированного согласия; установленные признаки тревожно-депрессивных расстройств или астенического состояния; отсутствие выраженных когнитивных нарушений, психических заболеваний и тяжелой соматической патологии.

Критериями исключения пациентов из проводимого исследования являлись: наличие сопутствующих соматических заболеваний, являющихся причиной симптоматической астении, возраст до 18 и старше 65 лет, наличие психических заболеваний и когнитивных расстройств, беременность и период лактации у женщин, желание больного выйти из исследования на любом из этапов выполнения работы.

Критерии оценки. Критериями оценки эффективности БАД «Валемидин Плюс» явился анализ показателей астении и аффективных расстройств.

Эффективность работы: оптимизация профилактических и корректирующих мероприятий при астенических, тревожно-депрессивных расстройствах и нарушений сна у пациентов трудоспособного возраста.

Область применения результатов исследования: в практике неврологов, психологов, психиатров, врачей общей практики, терапевтов, в учебно-методическом процессе образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования

Результаты исследования. Всего в исследовании приняло участие 89 пациентов, отвечающих критериям включения, но результаты фактически оценивались у 84 пациентов, из которых 15 человек – мужчины (17,9%), остальные – женщины (82,1%). Возраст курируемых больных составил от 21 до 65 лет. 2 анкеты не были возвращены в связи с утерей контактов с пациентами и один пациент прекратил прием препарата через три дня от начала исследования в связи с непонравившимся ему запахом и вкусом. Побочных эффектов ни один из принимавших БАД в ходе лечения не отметил.

  

Рис. 1 Соотношение показателей различных субтестов астении в группе обследованных (АО – астения общая (42,86%); АФ – астения физическая (77,38%); ПА – пониженная активность (42,86%); СМ – снижение мотивации (22,61%); АК – астения когнитивная (14,28%); ОА – отсутствие астении(1,2%)).

 

Из 69 женщин, принимавших участие в исследовании, шесть имеют диагноз «артериальная гипертензия» (8,7%) и еще пять отмечают периодические подъемы артериального давления выше 140/90 мм. рт. ст., но регулярно гипотензивные препараты не принимают. Что касается мужчин с повышенным артериальным давлением, то их было соответственно 1 (6,7%) и 3 (20%!).

После анализа результатов обследования больных согласно многомерному индексу астении, были получены нижеследующие результаты (см. рис. 1). Астенические симптомы не были нами обнаружены всего у одного респондента, у остальных же опрошенных нами, выявляются те или иные формы указанного расстройства. Так, общая астения и пониженная активность зафиксированы у 36 опрошенных (42,86%), физическая астения у 65 (77,38%) снижение мотивации – у 19 (22,61%) и когнитивная астения выявлена у 12 человек (14,28%). У ряда респондентов обнаружены сочетания разных форм астенических проявлений.

По результатам анкетирования депрессивная симптоматика не выявлена у 39 человек (46,4%), субклинические проявления депрессии обнаружены также у 39 пациентов (46,4%), восемь человек из которых – лица мужского пола, клинически значимые проявления депрессии имелись у 6 пациентов (7,1 %), из которых двое мужчин (см. рис. 2).

 

Рис. 2 Частота встречаемости депрессии у испытуемых.


Что касается тревоги, то показатели распределились следующим образом. По результатам тестирования тревога не обнаружена у трех пациентов (3,6%), один из них – мужчина, субклинические проявления тревоги зафиксированы у 24 человек (28,6%), в т. ч. у 5-и мужчин и клинически выраженная тревога обнаружена у 57 испытуемых, что составило 67,8% (см. рис. 3).

 

Рис. 3. Частота развития тревожных расстройств у испытуемых.

 

Таким образом, практически у 100% респондентов с астенией выявлены те или иные признаки тревожно - депрессивных расстройств.

По итогам анкетирования на предмет выявления нарушений сна были получены следующие показатели.

 

Табл. 2. Частота встречаемости симптомов нарушения сна

Симптомы Абсолютное значение Процентное значение
Отсутствие сонливости 17 20,2
Уменьшение сонливости 1 1,2
Избыточная сонливость 46 54,8
Затруднение засыпания 53 63,1
Ускоренное засыпание 16 19,0
Утрата чувства границы засыпания 20 23,8
Поверхностный сон 71 84,5
Ночные пробуждения 18 21,4
Зрительные сновидения 77 91,7
Незрительные сновидения 9 10,7
Тревожные сновидения 27 32,1
Тягостные сновидения 12 14,3
Фантастические сновидения 2 2,4
Окончательное раннее пробуждение 13 15,5
Окончательное позднее пробуждение 8 9,5
Мгновенное пробуждение 3 3,6
Затрудненное пробуждение 58 69,0
Утрата чувства границы пробуждения 14 16,7
Быстрый подъем после пробуждения 58 69,0
Длительное залеживание 11 13,6
Отсутствие свежести после сна 69 85,2
Разбитость после сна 8 9,57
Дневная сонливость 64 76,2
Послеобеденный сон 2 2,4
Мысли о невозможности уснуть 9 10,7


На избыточную сонливость жаловалось 46 человек (54,8%), на затруднение засыпания – 53 пациента (63,1,0%), на утрату чувства границы засыпания – 20 (23,8%) человек, на поверхностный сон – 71 (84,5%) респондент, ночные пробуждения беспокоили 18 опрошенных (21,4%), на тревожные сновидения жаловались 27 (32,1%) больных, предъявляли жалобы на тягостные сновидения 12 (14,3%) пациентов, окончательное позднее пробуждение отмечено у 8 (9,5%) человек, на затрудненное пробуждение жаловались 58 (69,0%) опрошенных, на утрату чувства границы пробуждения – 14 (16,7%) больных, на длительное залеживание – 11 (13,6%) респондентов, отсутствие свежести после сна отмечала большая часть пациентов – 69 (85,2%) человек. Разбитость после сна регистрировалась у 8 (9,57%) пациентов, дневная сонливость – у 64 (76,2%). Мысли о невозможности уснуть тревожат 9 больных (10,7%) (см. табл. 2).

Оценивая результаты анкеты по нарушению сна, можно заключить, что большая часть пациентов с астенией и аффективными нарушениями имеет расстройства цикла «сон-бодрствование»

На фоне 15-дневного приема БАД «Валемидин Плюс» наблюдалась положительная динамика в виде регресса аффективной симптоматики, уменьшения выраженности астении и нормализации сна.

 

 

Рис. 4. Соотношение показателей различных субтестов астении в группе обследованных до и после приёма БАД (АО – астения общая); АФ – астения физическая; ПА – пониженная активность; СМ – снижение мотивации; АК – астения когнитивная; ОА – отсутствие астении).

 

Так, после приёма БАД «Валемидин Плюс» астения не была обнаружена у 26 человек (30,9%), общая астения выявлена у 21 респондента, что составило 25%, физическая астения продолжала оставаться на высоких цифрах и была нами зафиксирована у каждого второго опрошенного, пониженная активность обнаружена у 19 человек (22,61%), снижение мотивации – у 9 (10,7%), когнитивная астения – у 8 (9,5%). У ряда участников исследования по-прежнему сочетались разные формы астенических проявлений (см. рис. 4).

После окончания курса приёма БАД депрессивных расстройств не отмечалось у 60,7% получавших указанное средство (51 человек), субклинические проявления зафиксированы у 29 (34,5%), а клинически значимые у 4 (4,8%) пациентов, двое из которых мужского пола (см. рис. 5).

Что касается тревоги, то результаты в данном случае были гораздо лучше. По данным тестирования тревога не обнаружена у 36 пациентов (42,8%), субклинические проявления тревоги зафиксированы у 22 человек (26,2%), и клинически выраженная тревога обнаружена у 26 испытуемых, что составило 30,9% (см. рис. 6).

 

 

Рис. 5. Сравнение степени проявления депрессивной симптоматики у пациентов после курса приёма БАД. 


Установлено, что тревожные расстройства, в том числе и высокие уровни их проявлений более выражены у женщин, в то время как депрессивные – у мужчин.

 

Рис. 6. Сравнение степени проявления тревожной симптоматики у пациентов после курса приёма БАД (клинически, субклинически выраженные проявления и отсутствие аффективных расстройств соответсвенно).


Табл. 3. Частота встречаемости симптомов нарушения сна после курса лечения

Симптомы Абсолютное значение Процентное значение
Отсутствие сонливости 11 13,1
Уменьшение сонливости 1 1,2
Избыточная сонливость 6 7,1
Затруднение засыпания 14 16,7
Ускоренное засыпание 15 17,8
Утрата чувства границы засыпания 3 3,6
Поверхностный сон 18 21,4
Ночные пробуждения 4 4,8
Зрительные сновидения 43 51,2
Незрительные сновидения 5 5,9
Тревожные сновидения 6 7,1
Тягостные сновидения 1 1,2
Фантастические сновидения 1 1,2
Окончательное раннее пробуждение 2 2,4
Окончательное позднее пробуждение 15 7,8
Мгновенное пробуждение 3 3,6
Затрудненное пробуждение 15 17,8
Утрата чувства границы пробуждения 2 2,4
Быстрый подъем после пробуждения 75 89,2
Длительное залеживание 3 3,6
Отсутствие свежести после сна 14 16,7
Разбитость после сна 2 2,4
Дневная сонливость 4 4,8
Послеобеденный сон 2 2,4
Мысли о невозможности уснуть 2 2,4


Анализ анкеты нарушений сна показал, что практически у всех опрошенных произошла нормализация цикла «сон-бодрствование». На избыточную сонливость жаловалось 6 человек (7,1%), на затруднение засыпания – 14 пациентов (16,7%), на утрату чувства границы засыпания – 3 (3,6%) человека, на поверхностный сон – 18 (21,4%) респондент, ночные пробуждения беспокоили 4 опрошенных (4,8%), на тревожные сновидения жаловались 6 (7,1%) больных, на тягостные сновидения предъявлял жалобы только один больной (1,2%), окончательное позднее пробуждение отмечено у 2 (2,4%) человек, на затрудненное пробуждение жаловались 15 (17,8%) опрошенных, на утрату чувства границы пробуждения – 2 (2,4%) больных, на длительное залеживание – 3 (3,6%) респондентов, отсутствие свежести после сна отмечали 14 (16,7%) человек. Разбитость после сна регистрировалась у 2 (2,4%) пациентов, дневная сонливость – у 4 (4,8%). Мысли о невозможности уснуть тревожили двоих больных (2,4%) (см. табл. 3).

Астенические нарушения и расстройства сна фиксировались одинаково часто как у мужчин, так и у женщин, без преимущественной разницы полов.

Из 84 пациентов 36 (42,8%) человек ранее принимали лекарственный препарат Валемидин (капли для приёма внутрь спиртовые). Оценивая в сравнении с ним эффективность Валемидин Плюс, они так ответили на вопросы анкеты:

  • эффект от приема Валемидина Плюс был хуже – 4 человека (11,1%)

  • эффект от приема Валемидина Плюс был лучше – 19 человек (52,8%)

  • оба препарата одинаково эффективны – 13 человек (36,15%)

  • оба препараты неэффективны – 0.

Как видно, ни один из опрошенных не отметил, что применяемые средства неэффективны. В личной беседе даже пациенты с депрессивной симптоматикой делали акцент на то, что эффект от применения данных продуктов не всегда стопроцентный, но вполне ощутимый в плане редукции ряда симптомов.

Из четырех опрошенных, отметивших, что эффект от применения Валемидин Плюс был хуже, один страдает артериальной гипертензией и один респондент также отмечает периодические подъемы артериального давления. Все 4 пациента имели клинически выраженную депрессию.

Среди пациентов, отметивших преобладание терапевтического эффекта Валемидин Плюс в основном были больные с выраженными проявлениями астении с преобладанием тревожной симптоматики над депрессивной.

Все больные с АГ отмечали, что во время приема БАД у них ни разу не было зафиксировано гипертонических кризов.

Снижения работоспособности и дневной сонливости на фоне приема Валемидин Плюс ни один из участников опроса не отметил.

Обсуждение. Согласно результатам проведенного исследования у больных и с тревогой, и с депрессией имеется статистически достоверное различие между тяжестью проявлений депрессивной симптоматики и выраженности тревожных расстройств до и после приёма БАД «Валемидин Плюс». Так, на фоне его приема пациентов с клинически выраженной тревогой стало на 31-го меньше, за счет перехода заболевания в субклинически выраженную форму, а пациентов, у которых симптомов тревоги не выявлено после окончания курса терапии стало на 33 человека больше. Эффективность препарата не отличалась в группе мужчин и женщин.

Депрессивные расстройства под влиянием Валемидин Плюс нивелировались в меньшей степени. Так, уменьшение числа пациентов с клинически выраженной формой депрессии стало на 2 человека меньше, с субклинически выраженной – на 10, а пациентов в группе отсутствия депрессивной симптоматики стало на 12 человек больше без преимущественной разницы полов. Необходимо упомянуть, что 7 из них после соответствующей консультации со специалистами повысили дозу Валемидин Плюс («off-label») до 12-16 мл, побочных эффектов не наблюдалось. Известно, что депрессивные проявления отличаются стойкостью и достаточно сложно поддаются лечению без специфической медикаментозной терапии, что подтвердило и наше исследование.

У всех испытуемых в той или иной степени происходила нормализация ночного сна, а, как известно, препараты, нормализующие сон благотворно влияют на состояние пациента, вызывая редукцию аффективной симптоматики. Улучшение качества ночного сна на фоне применения БАД «Валемидин Плюс» отметили подавляющее число опрошенных, имеющих данную проблему.

Большинство пациентов с имеющимися у них астеническими расстройствами отметили уменьшение проявлений астении и улучшении настроения. Число опрошенных с проявлениями общей астении уменьшилось на 15 человек, с физической – на 23, с пониженной активностью – на 17, со сниженной мотивацией – на 10, с когнитивной (психической) астенией – на 4. Число участников с полным отсутствием симптомов астении увеличилось на 25 человек, что составило 29,7%.

Установлено, что тревожные расстройства, в том числе и высокие уровни их проявлений более выражены у женщин, в то время как депрессивные – у мужчин. Астенические нарушения и расстройства сна фиксировались одинаково часто как у мужчин, так и у женщин, без преимущественной разницы полов. Все больные с АГ отмечали, что во время приема препарата у них ни разу не было зафиксировано гипертонических кризов

Стоит отметить, что по прошествии месяца после окончания приёма БАД «Валемидин Плюс», также, как и после приема лекарственного препарата «Валемидина» (капли для приёма внутрь спиртовые), положительная динамика сохранилась практически у всех больных, участвующих в исследовании. Несколько человек продолжили приём БАД «Валемидин Плюс», более 15 дней.

Выводы. Таким образом, Валемидин Плюс можно рекомендовать к применению как самостоятельный фитокомплекс в качестве средства, нормализующего цикл «сон-бодрствование», уменьшающего астеническую симптоматику и тревожные расстройства, а также в составе комплексной терапии у больных с артериальной гипертензией, не только для коррекции сопутствующих астено-невротических проявлений, но и способствующего стабилизации уровня артериального давления. Для большей эффективности желательно принимать Валемидин Плюс 30-дневным курсом.


  1. Вертоградова О.П. Современные проблемы депрессии //Современные проблемы психического здоровья. М. – 2005. – С. 81-85.

  2. Гречко Т. Ю., Васильева Ю. Е., THE I. O. Значение выявления астении при оценке психического и соматического здоровья студентов, проблемы терапии // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 3(38). – Новосибирск: СибАК, 2014.

  3. Джорж Арана, Джеральд Розенбаум. Фармакотерапия психических расстройств. Пер. с англ. М.: «Издательство БИНОМ», 2006. - 416 с., ил.

  4. Руководство по клинической психофармакологии // Алан Ф. Шацберг, Джонатан О. Коул, Чарлз ДеБаттиста; пер. с англ.; под общ. ред. акад. РАМН А.Б. Смулевича, проф. С.И. Иванова М.: МЕДпресс-информ, 2013. - 608 с. : ил.

  5. Старшенбаум Г.В. Суицидология и кризисная психотерапия. – М.: «Когито-Центр». – 2005. – С. 376.

  6. Angst J., Dobler-Mikola A. // Eur. Psychiatr. Neurol. Sci. – 1985. – Vol. 235 – P. 171-178.

  7. Sapolsky R.M. Glucocorticoids and hippocampal atrophy in neuropsychiatric disordes // Arch gen psychiatry. – 2000. – № 57. – С. 925-935.

  8. Shakesby AC, et al Overcoming the effects of stress on synaptic plasticity in the intact hippocampus: rapid actions of serotonergic and antide pressant agents // J Neurosci. – 2002. – №22. – C. 3638-3644.

  9. Wittchen H.U., Jacobi F. Size and burden of mental disorders in Europe—a critical review and appraisal of 27 studies // European Neuropsychopharmacology. – 2005. – Vol. 15, № 1. – P. – 357-376.